3 Райнира, Олимп и Бейкер, восхождения летом 2012

После переезда в Ванкувер горы стали заметно ближе. Полтора часа на машине – и ты на парковке под Бейкером, 4 часа – в Парадайз под Райниром. За 3 месяца удалось побывать в горах 5 раз, и это всё в-основном только по выходным. Каждый раз выходило немного по-другому: разные горы, маршруты, условия… Итак, по порядку:

 Райнир на Memorial Day через ледник Эммонс

Ходили с Грэмом Вильямсом и Давидом Готлибом. Грэм глава компании Cilogear, которая шьет рюкзаки, а Дэвид – рейнджер, который живет в Кэмп Шурман, а также опытный альпинист (см. обложку книги Joe Puryear “Alaska Climbing”). Мероприятие задумывалось как получение акклиматизации перед экспедицией в Китайский Каракорум летом.

Встретились в четверг около трех, Дэвид забрал нас от шлагбаума еще закрытой дороги вдоль White river, решили, что идти наверх уже как-то поздно. Поэтому до вечера пили Nectar d’Or и обсуждали насущные вопросы современности. Утром пятницы мы Грэмом оставили все вещи кроме одежды в машинах и налегке двинулись на Шурман. Дэвид сказал, что наверху у него есть всё – и еда, и снаряга, и спальники (а платить за пермиты это вообще грабёж). Сам он доделывал кое-какие дела внизу, подъем от парковки до Шурмана занимает у него 2.5 – 3 часа. Он догнал нас на середине подъема по леднику Интер, подзарядился остатками нектара, и двинулся дальше. Мы же, налегке, не торопясь и совсем не устав, дошли до Шурмана часов за 6.

В домике на Шурмане действительно все было, Дэвид кормил нас вегетарианской кухней. Вечер пятницы и полсубботы прошли в разговорах, распитии, хождению вокруг трещин в тумане и отрабатыванию доставания из трещин. Грэму, истощенному многолетней офисной работой, необходимо было вспомнить все эти вещи. К вечеру подошел Крис – рейнджер помоложе и несколько лыжников-минималистов, которые не брали палатки и спали на ящиках сзади домика. Еще подошла группа с дедушкой с искусственным бедром и группа персов из Вашингтона ДС; хорошие ребята, но неопытные – похоже, это был их первый серьезный выход в горы. Они где-то ошиблись в расчетах, в результате Дэвид дал им палатку и несколько спальников из рейнджерского запаса, затем приглашал в домик для согревания и поддержания морального духа, рассказывал истории из своего богатого спасработами прошлого.

Самый запомнившийся рассказ был про человека, который каждый год уже много лет приносит на Шурман бутылку дорогого виски (это общая рекомендация от Дэвида ко всем, идущим через Шурман). Этот человек с напарником лезли маршрут Liberty ridge. Погода была не супер, и в конце подъема совсем испортилась (то, что называется “nuking”). Спеша проскочить Liberty Cap и попасть к началу спуска, они побежали, но вскоре первый улетел в трещину метров на 10 – на всю длину слабины в веревке. Второй зарубился намертво и так и залег, удерживая веревку, но ничего не делая. Человек в трещине, подергавшись минут с 15, покричав, и поняв, что ничего не происходит, осмотрелся, перерезал веревку, упал на полку внутри трещины и, уйдя по ней вбок, вылез на поверхность. За это время страхующий настолько окоченел на снегу и от ветра, что уже не мог никуда двигаться. Оставалось только звонить 911. Вертолет сесть не мог, из-за сильного ветра у земли, рейнджеры добрались до связки только к утру (пешком через вершину) и еще полтора дня спускали пострадавшего вниз. В результате его спасли. Теперь каждый год мама дарит ему на день рождения бутылку виски, которую он приносит в Шурман.

***

Все эти дни с утра была отличная погода, и поэтому утром воскресенья все двинулись на вершину. Иранцы вышли около 2-х часов ночи, мы же – после 8-ми утра. Состояние маршрута было отличным, после «коридора» следы шли прямо вверх, открытых трещин было очень мало. Связались у домика и пошли, сначала тормозя себя, пока не разогреемся, а потом уже с постоянной размеренной скоростью, без рывков и остановок. Привалов было всего 2 или 3, и те короткие, чтобы организм не остыл, и не пришлось разогреваться опять. В-общем, дошли за 4 часа и в 12.30 были на вершине.

Дэвид стартовал позже, выше коридора обогнал нас, но после того как в одном месте провалился по пояс – ввязался к нам в связку. К концу сезона он доходит от Шурмана до вершины за 2.5 часа. С вершины лыжники и Дэвид на сноуборде поехали вниз, а мы с Крисом за 2 часа спустились пешком. Иранцы же спустились около 6-вечера, когда гора уже была вся затянута облаками. Перед их приходом Дэвид проинструктировал нас – ни в коем случае не спрашивайте их, зашли ли они на вершину, 15-часовое хождение по склонам Райнира это уже большой результат! За день вороны, живущие в скалах над лагерем, залезли в тамбур одной из иранских палаток и устроили там недетский хаос, раскидав остатки еды на несколько метров вокруг. Обвинять в этом ворон было неправильно – они жили на Шурмане уже много лет, а приходящие группы восходителей были лишь временными посетителями.

Напоследок я разодрал кошкой штанину, на что узнал от повидавшего многое Дэвида несколько интересных обобщений. О том, что русские не считают нужным хорошо одеваться в горах, ходят в рванье и таскают с собой какие-то древние чувалы. Притом если спросишь их, то работают они в Микрософт или в Боинге, и недостатка средств не испытывают. С другой стороны, сам же Дэвид себе потом и ответил: «если мне кто-то говорит, что вон по Дисапойнтмент Кливер идут какие-то чуваки в старой городской одежде и не связавшись, то я ему сразу советую расслабиться, потому что в одном мизинце этих людей больше восхождений, чем будет у тебя за всю твою жизнь»…

После чего Крис добавил, что если все-таки надо хорошую снарягу, то в Сиэтле есть замечательные места, например большой мусорный бак сзади фабрики Аутдор Рисерч… и вскоре на полном серьезе нарисовал схему, где кроме снаряги были указаны подобные места, где можно буквально «нарыть» organic еду, качественный хлеб, сок итд…Лавинные выносы в Glacier Basin

Итого: с третьей попытки с 2008 года мне все-таки удалось подняться на Райнир по Эммонсу.

 

 

 

 

Райнир на лыжах в июне 2012 (опять по Эммонсу)

(фото Бориса Кропивницкого)

Второй раз на Райнире я побывал через 2 недели – с Борисом Кропивницким и Андреем Лапицким из Ванкувера. Они очень сильные скалолазы, но еще больше им нравится съезжать с гор на лыжах. В пятницу после работы мы выехали из дому и в 10 вечера встретились на парковке в конце дороги вдоль White river. Поставили рядом в лесу палатку, выспались и с утра двинулись вверх. К Шурману дошли часам к 3 – стояла жара, снег раскис, местами приходилось тащить лыжи и ботинки на себе. Борис помогал своей жене Зуле подниматься наверх, она должна была ждать нас в лагере.

На Шурмане всё было без изменений, только немного подтаял снег. Вместо Дэвида были рейнджеры из другой смены. Дэвид оставил после себя большую недоделанную пещеру. В некоторые годы рейнджеры, чтобы занять себя, выкапывали трехэтажные пещеры с комнатами одна под другой, эта же была размером с внутренность трейлера U-haul. Сразу скажу – спать в пещере было хорошо – просторно, тепло, а с потолка капало только возле входа.

Прогноз погоды обещали так себе, на вершине сидело облако, но мы все равно в 4-5 утра двинулись наверх. До начала коридора шли на лыжах, затем стало слишком скользко и, надев кошки, мы понесли лыжи на рюкзаке. Выше коридора пошел горизонтальный дождь, точнее это были массы влажного теплого воздуха, которые, пролетая рядом с Райниром и контактируя с его ледниками, переходили в жидкое состояние и образовывали шапку над вершиной. Внутри шапки было очень ветрено и холодно, пришлось надеть пуховки, видимость составляла метров 50. В-общем терпеть это можно было, но не очень долго. Шли мы очень медленно – Борису ночью было плохо от недостатка акклиматизации. За 6 часов дошли только до 4000м, с прогнозом в 3+ часа на остальные 400м набора. Поэтому решили поворачивать. Андрей с Борисом надели лыжи и поехали, а я пошел за ними (все в одной связке), ибо на лыжах ехать пока боялся, надев их только в верхней части коридора. Там, ниже вершинного облака ярко светило солнце, и пока мы отсутствовали от ледника отвалилось несколько здоровенных сераков, пропахавших тропу и разбивших мосты через трещины. К счастью, оставались еще другие мосты, и Андрей смог первым проехать через них. Сразу после этого, отвалился еще один серак, размером с пол-автобуса и небыстро покатился вниз, разрушая оставшиеся мосты. Мы с Борисом резво попятились назад, освобождая ему дорогу. Теперь проход удалось найти не сразу, сначала переехав на непонятный островок посреди главной трещины, а потом с него на скорости перескочив на другой борт. Дальше мы понеслись, нарезая дуги, по склонам Райнира и через 10 минут вернулись в лагерь.

Собравши вещи, в тот же день спустились на парковку. Ехать по леднику Интер, поворачивая по колено в размокшем снегу, было не просто, мышцы ног переполнялись болью. Восхождения на лыжах требуют лучшей физподготовки по сравнению с обычными пешими, а также большего расхода энергии.

 

 

 

Олимп, классический маршрут с севера (через Crystal Pass)

(фото Марины Хрисановой и Алексея У.)

Гора Олимп (2430м) находится в западной части штата Вашингтон и, как и греческий прототип, славится своей труднодоступностью, которая проистекает из большого количества осадков и нестабильной погоды. Ледники начинаются с высоты примерно 1300м, по сравнению, например, с 3000м на Памире.

На Олимп мы поднимались впятером: Сергей Винтер, Ярослава Полосина, Марина Хрисанова, Алексей У. и я. Выехали в четверг вечером из Ванкувера (дело было во второй половине июля), добрались до короткого парома в Порт Таунсенд и оттуда глубокой ночью доехали до Forks, WA, где и заночевали в гостинице.

Утром к 9 утра приехали к началу тропы в конце дороги вдоль реки Хох. Получили пермит (летом действуют квоты, и лучше резервировать пермит хотя бы за неделю – в наш уикенд квоты были выбраны полностью), собрались и пошли по тропе в лесу, “населенном” гиганскими деревьями. Подходы до стандартного штурмового лагеря (Glacier Meadows, ca. 1400м) занимают 17 миль (27км), из которых первые миль 12 идут по ровной долине реки, с несколькими простыми переправами через притоки по бревнам, после чего начинается километровый набор высоты к Голубому леднику. До «Ледниковых Полян» мы не дошли, это не так просто после 15 миль ходьбы (старт 10am, финиш 5-6pm). Ночевали на Elk Lake, это еще одно разрешенное место для ночевок (высота примерно 900м). Озеро теплое и приятное для купания. В лагере есть трос для подвешивания еды, поэтому медвежью канистру тащить с собой не нужно (то же самое и на Glacier Meadows).  Весь день было пасмурно, днем временами моросил дождь. Нас это не смущало, потому что в долинах Олимпийских гор это типичная погода, а наверху мы ожидали чистое небо.

Утром субботы мы вышли в 6 утра, и уже к 8 были на Ледниковых Полянах. Там группа студентов стояла в lean-to и с большими глазами смотрела на черного медведя, который загораживал тропу наверх. Медведя мы быстро прогнали, своим желанием сфотографировать его с близкого расстояния. Выше лагеря стояла юрта рейнджера (он еще спал) и заканчивался лес. Мы прошли через покрытые белыми цветами поляны, поднялись по снежникам в моренный карман и вылезли собственно на морену. По ней по хорошей тропе дошли до ее дальнего конца и там тоже по хорошей тропе спустились на Голубой ледник. До сих пор от самой парковки тропа была хорошая, однозначная и с указателями на развилках. Только в одном месте между Elk Lake и Glacier Meadows необходимо было спуститься по закрепленной веревке (без дюльфера) в осыпной кулуар и там по снегу подняться метров 50 до продолжения тропы на другом борту кулуара.

На леднике мы связались и перешли на другой его берег, откуда по снежникам (слева вверх направо) стали подниматься на противоположный склон, т.е. северный отрог Олимпа, называемый Snow Dome (см. фото с отмеченным маршрутом). Этот подъем занял несколько часов, т.к. у Ярославы наблюдалось некоторое расстройство здоровья. На верху Snow Dome, по сути ровного плато, мы по следам двинулись в сторону главной вершины Олимпа (западной) и там, где склон начинал «вставать», повернули влево (на В) к седловине перевала Crystal Pass. В мае-июне можно подниматься по склону прямо вверх, но сейчас было видно, что мосты через бергшрунды уже растаяли.

Переход через Blue Glacier и подъем на Snow Dome

После перевала мы стали обходить вершину с востока, попутно набирая высоту, и, в конце концов, вышли на осыпную промежуточную вершину (или ложную вершину), откуда по короткому осыпному кулуару спустились на седло, разделяющее её от главной вершины (весной на это седло можно подняться напрямик со  Snow Dome). Там и пообедали, наблюдая за большой организованной группой, идущей к вершинной башне.

Маршрут идет по верху Snow Dome, переходит на обратную сторону горы через Crystal Pass, откуда через промежуточную вершину выходит под вершинную башню

С седловины начиналась самая интересная часть маршрута. Сначала по 45-градусному склону на 3 такта 50-100м подъема к вершинной башне. Оттуда на вершину можно попасть так: а) 25-30м 5.6-5.7 прямо вверх (с С) – было занято большой группой, б) обойти вершину с В (слева) по осыпным полкам и выйти на ЮВ гребень.

Маршруты подъема на вершинную башню. Вид с промежуточной вершины (с востока)

Вариант б), которым мы и пошли – это класс 3-4 с очень коротким участком 5.easy (4м, буквально 3-4 движения) вдоль широкой трещины, которую еще иногда называют камином (см. фот). Мы все без проблем пролезли этот участок в горных и пластиковых ботинках и оказались на вершине в 3 часа дня одновременно с ребятами из группы «5.6». Для страховки достаточно иметь набор закладок (из которых будет использовано 3-5шт) и 2-3 120см петли, для надевания на скальные выступы (вдобавок к стандартному набору для хождения по закрытым ледникам).

Class 3-4 маршрут на вершинную башню

Погода весь день была ясная и безоблачная, но долины внизу и океан по местной традиции были затянуты облаками. Пока мы обозревали окрестности, вокруг вершины сделал несколько кругов F/A-18.

Еще на подходах и Сергей, и я осознали, что забыли дома горные очки. Так и ходили весь день по снегу, закрывая по очереди один глаз, жмурясь и подмигивая другим. В результате никаких ожогов не заработали, скорей всего из-за небольшой высоты Олимпа.

Маршрут подъема на вершину 5.6-5.7, он же маршрут дюльфера

Спуск и подъем с промежуточной вершины (вид с главной, на восток)

Спуск с вершины проще всего происходит если сначала немного спуститься на С, где вокруг большого камня завязана петля с кольцами. Оттуда 1 дюльфер примерно в 25м до снега (одной 60м веревки хватает с запасом), дальше всё пешком до лагеря по пути подъема. Мы вернулись в лагерь вечером через 14-15 часов после выхода.

В воскресенье в типичную пасмурную погоду за 6 часов прошли 15 миль до парковки. Это было непросто, ноги просто дымились;  рейнджер любезно посмотрел для нас в Интернете расписание паромов, и к ночи мы вернулись в Ванкувер.

Муравьи строят себе жилище внутри бревна и высыпают опилки наружу через щели

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Райнир по Dissapointment Cleaver (DC), single push

Подъем на Райнир от Paradise

На следующие выходные после Олимпа мы с Димой Хрисановым запланировали сходить на Райнир по DC. Звонок рейнджерам во вторник показал, что места для постановки палаток остались только на Muir Snowfield – и Мюир, и Инграхам были полностью заняты. Нам показалось, что Snowfield – это слишком низко для успеха, и мы решили не резервировать места, а приехать в субботу пораньше и получить места из first come – first serve квоты. Переночевав в Ашфорде, в 7 утра в субботу мы оказались в Парадайзе. Мест нет, все квоты выбраны, в воскресенье на вершине ветер 100км/ч (в субботу всего 60 км/ч), но можно идти по другому маршруту, например по Каутцу или по Фюрер Фингеру.  Подумали мы, и решили, что лучше не слоняться по неизвестным маршрутам (как при подъеме, так и на спуске) в непонятную погоду и решили, что надо оставить палатку, спальники итп вещи в машине и идти на вершину напрямик, без промежуточной ночевки. С одной стороны легально все равно ночевать негде, с другой стороны – нужно попасть в погодное окно в субботу, пока не поднялся ветер.

 

В 8 вышли и уже через 3 часа бодро и налегке поднялись в Кэмп Мюир. В Парадайзе только начали расцветать цветы, небо было ясным, идти было легко. В таком же темпе дошли до Ingraham Flats, перед ними связались, но при выходе на DC почувствовали, что бензин подходит к концу. На площадке в верхней части ребра остановились сварить обед. Там же обедали 2 немолодых американца, Гленн и Брюс. Гора довлела над Гленном, и он уже не мог идти дальше.

Вид вниз с верхней части Dissapointment Cleaver

Поэтому мы взяли Брюса к себе в связку и двинулись наверх, в районе 3 часов дня. По хорошей набитой тропе, которая сильно забирала влево (на юг), мы вышли на край кратера. С запада на восток дул тот самый 60км/ч ветер, и когда мы заходили на южную сторону Райнира, ветер вдувал нам по полной, хотя веревку подымало в воздух пока изредка (как на знаменитом фото «Анатолий Букреев на Эвересте»). Пришлось надеть пуховку и задуматься, а не достать ли шляпу. Перейдя через кратер, мимо группы с гидами, которая собиралась ночевать там, к 6-ти мы вышли на вершину. Дуло там хорошо, но все равно это было терпимо, и, рассмотрев окрестности, под лучами заходящего солнца мы быстро побежали вниз. По пути, в паре часов от вершины встретили двух русских из Москвы, работающих в Микрософт – Алексея и Олега, они тоже шли прямо от парковки. Как оказалось, к ночи ветер усилился и не пустил их дальше края кратера.

Спуск с горы выше DC

Около 9-ти вечера мы добрались до Мюира. Дальше спускаться не стали, чтобы не перегружать организмы (вдобавок к пройденным 2600м вверх и 1300м вниз). Уже начинала чувствоваться усталость, хотя не было никакого сильного изнеможения, как после 7000-ка или стены веревок на 20. Из-за плохого прогноза погоды в хижине было достаточно места на нарах, вот только у нас не было спальников. Надев на себя все, что было, накрывшись пуховкой Гленна и зарядившись едой, мы в полузабытьи дотянули до часу ночи. Тогда ушла большая группа наверх, и нам удалось еще накрыться сверху их спальниками.

С нетерпением дождавшись рассвета, мы быстро за полтора – два часа спустились к парковке и уехали домой. Ощущения показали, что Райнир за день не требует какой-то нечеловеческой формы и вполне осуществим любым здоровым человеком. Для Димы это была первая большая гора в сезоне, и кроме обычной равнинной ванкуверской формы (прогулки не каждые выходные на уровне моря с набором высоты в районе километра) у него предварительной высотной акклиматизации не было.

 

Бейкер, маршрут Колеман-Деминг 

Мне давно хотелось сходить на Бейкер, особенно с учетом того, что его видно из окна моего дома. Такая возможность появилась в начале августа. Саша и Алексей Букреевы, Дима Сергеев, Даня Закс, Елисей Ягодкин и Андрей Пятигорец приехали, чтобы сходить на Бейкер, Шуксан и Глейшер пик. Встретился я с ними вечером в субботу 4 августа, но выход состоялся только ближе к обеду в воскресенье – при перелете потерялся один из рюкзаков, и пришлось подождать его. Собрав рюкзаки, мы вышли в районе 2 часов дня.

Маршрут восхождения

Нижний штурмовой лагерь “Hogback Camp” находится на высоте 1900м, и от парковки (1100м) мы дошли к нему за 3 часа. Подъем в лесу был интересен переправами и водопадами, прямо возле парковки недавно смыло стальной мост. Переправы не требовали снимания обуви, а только прыгания по камням. Выйдя из зоны леса мы оказались на замечательном гребне, который был всюду покрыт цветами – голубыми, синими, желтыми, сиреневыми, красными, белыми… По сравнению с этим разнообразием, Парадайз 2 недели назад выглядел очень бледно. Впереди было видно покрытый ледниковой шапкой Бейкер, слева один из ледников образовывал море сераков, как ледники в Гималаях. Идти было очень приятно, и за полчаса мы вышли к осыпным площадкам перед началом снежных склонов, поставили палатки. Из-под снега вытекали ручьи чистой воды, открывался замечательный вид на север, вплоть до вулкана Гарибальди.

Наш славный руководитель

Проснувшись в 4 утра, вышли в 6. Сначала поднимались прямо вверх по снежному склону над лагерем, обходя скальный остров слева. Дальше следы вели по снежным полям в сторону Бейкера. Трещин почти не было. Через час-полтора после выхода мы прошли мимо нескольких палаток верхнего лагеря, стоявших в снежных мульдах (примерно 2200м). Ожидалось, что погода испортится, поэтому на привалах пришлось записывать точки в GPS – нам была известна не одна история блукания в тумане на Бейкере. После пары часов плавного подъема угол увеличился, и мы вылезли на осыпной западный гребень. Там можно было развязаться, снять кошки и по набитой тропе за 30-40минут подняться к вершинному снежному склону. Было видно Glacier Peak и группы, идущие параллельно нам по маршруту Easton Glacier. Облака постепенно прибывали. Тропа на вершину представляла собой траншею в снегу с постепенно растущим углом (от 0 до 40 градусов наверху). Уже не связываясь, поднялись на вершинное плато – большое белое футбольное поле. В дальнем его конце была видна собственно вершина – осыпной пупырь. Перед ним было несколько трещин, и мы связались опять. Поджидая товарищей на вершине (6 часов от Hogback Camp), мы наблюдали, как облака постепенно закрывают окрестные горы и тропу, по которой мы сюда пришли. Внизу, на юго-западе дымился кратер Шермана, на его краю были видны люди. На востоке хорошо было видно опоясанную ледниками скальную пирамиду Шуксана и море острых вершин к северу, в Канаде. Сразу бросался в глаза зуб Слессе и его километровое западное ребро («прямое как струна»:).

Не задерживаясь долго на вершине, начали спускаться; на крутяке пришлось недолго идти на 3 такта.

Маршрут подъема, нижняя часть

Перед выходом на осыпной гребень пошел мелкий дождь, но видимость не пропадала, так и шли под облаками до самого лагеря. В лагере, пока собирали вещи, облака раздуло, и опять вышло солнце, стало жарко как в субботу. Задержавшись в цветочных полях, за 2 часа спустились на парковку и поехали вниз. Все были довольны хорошо сделанным делом.

Мост, снесенный весенним паводком

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

One Response to 3 Райнира, Олимп и Бейкер, восхождения летом 2012

  1. Лев says:

    Очень здорово! И здорово ;-)

Leave a Reply to Лев Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>