Invitations
About Our Club
Club Members
News
Weekly
Water
Mountain
Family
Subscribe
Reports
Photogallery
Memorial

А для тех кому больше нравится старый дизайн мы оставили все как было тут

Народная мудрость:
Горячее сырым не бывает!

ПОХОДЫ РАЗНЫХ ЛЕТ

ДОБАВЬТЕ ВАШ ОТЧЕТ

May 10, 2006

  

John Muir Hike, September 2005

Posted by zvoni00

Поход по тропе Джона Миюра в сентябре 2005 года

Posted by Женя Белый

Большой поход - это тропа Джона Мюира, 220 миль (355 км) по калифорнийским горам. Тропу эту строили с 1915 по 1938 год. Именно строили, потому что это широкая надёжная тропа, расчитанная на прохождение по хребтам Сьерры Невады караванов навьюченных мулов. Через реки перекинуты мосты, каменные осыпи укреплены бетоном, в крутых скалах выбиты ступени. Порой кажется, что петли серпантина безнадёжно теряются в нагромождениях камней, но начинаешь идти, и в конце концов они плавно и аккуратно выводят-таки тебя на перевал. Идея пройти эту тропу возникла у Ларисы, когда она просматривала рекламный буклет о Калифорнии. На фотографии в буклете тропа выглядела очень заманчиво - ровная песочная дорожка в зелёной траве с глубоким синим небом сверху и далёкими горами впереди. Так оно и оказалось. То есть это самое место мы нашли. Но кроме него там было ещё столько разного!

Мне сразу показалось, что идти 12 дней, проходя по 30 км в день - как-то многовато. Я посоветовался с Лёшей, моим соседом по кубиклу на работе, у которого за плечами и нью-йоркские леса, и перуанские перевалы. Он поморщился и сказал, что график похода выматывающий, хотя и реальный. Поход запланировали не мы, поэтому выбор был невелик - отказаться, или согласиться на всё, не прося лишних дней и не урезая километры. Мы решили рискнуть, понадеявшись на опыт организаторов - наших неутомимых лидеров - Саши и Ларисы. Технически мы подготовились неплохо. Современная туристическая индустрия шагнула далеко вперёд, так что нам удалось уложиться всего в 20 кг веса на рюкзак. Это при том, что мы не стали, как многие другие, расчитывать на пополнение запасов по пути. Наш график был слишком жёсткий, в него не вписывались отклонения в сторону за продуктами. Технология была на высоте: всякие эти легчайшие примусы, палатки, полностью обезвоженные и в то же время вкусные и питательные продукты. Мне пришлось отказаться от своего фотоаппарата и уступить Толику - более увлечённому фотографу. Поэтому за весь поход я не сделал ни одной фотографии, о чём, впрочем, не жалею - Толик постарался на славу и заснял всё подробно и высокохудожественно.

Итак, нас собралось пятеро - Саша, Лариса, Толик и мы с Инной. Саша улетел раньше - у него была конференция в Сан-Франциско, и поход был привязан к окончанию конференции. Заодно Саша съездил в долину Йосемити, стартовую точку маршрута, всё разведал, получил все, какие надо пропуски, занял место под палатку в кемпинге на первую ночёвку перед выходом, договорился о нашей доставке из Сан-Франциско (это всё-таки 3 часа езды!). Тем временем мы по списку, сосотавленному Толиком, закупали сублимированное мясо, мюсли и прочие продукты. Всё это фасовали, запаивали. И, наконец, оставив детей на наших гостей, Игоря и Иру, первого сентября вылетели в сторону тихоокеанского побережья. Сидя в уютном самолёте, я ещё раз перечитал отчёт трёх парней, прошедших нашу тропу за 13 дней, разглядывал карты и занялся нехитрой арифметикой - поделил длину тропы на двенадцать и поставил на карте одиннадцать точек - предполагаемых мест ночёвок. Я был уверен, что Саша уже расставил свои точки и мои, дилетантские, он, конечно, отвергнет. Но я всё-таки сделал это для собственной ориентации и оценки средней скорости.

К вечеру этого длинного дня добрались до кемпинга в долине Йосемити. Горы здесь тесно подступают к лагерю, тесновато и в лагере. Висит табличка "Просим не жечь огня после десяти вечера". Просьба понятная - народу много, все что-нибудь жарят, дым накапливается в закрытой котловине, висит сизой пеленой. Нас это мало занимало - завтра мы будем далеко, вся эта суета останется позади, всем этим любителям барбекью за нами не угнаться. Аскетический ужин в темноте - и спать. Народу вокруг явно не до сна - они на отдыхе. Голоса, шум машин стихают только далеко за полночь. Зато утром - полная тишина, лагерь спит. Мы встаём одни из первых. Быстро укладываемся, собираемся, присматриваясь к собственным несложным действиям - в ближайшие две недели их придётся выполнять регулярно. Надо довести их до автоматизма, чтобы не терять драгоценное время. Ноги уютно входят в хорошо подогнанные ботинки. Неужели эти ботинки способны натереть мозоли? Способны. И вот, топ-топ, конец маршрута начал приближаться. Сначала на шаг, на два, на десять. Идётся легко - свежее утро, горный воздух. На тропе уже оживление - ранние пташки отправились к водопадам. Всего пару поворотов и перед нами роскошное зрелище - водопад Вернал. А дальше виды стали сменять друг дрга как в калейдоскопе: то широкие сочные луга, то высокие сосновые леса, бурные реки, шумные водопады, то тишайшие озёра, то резкий горный ветер.

Вот дорога вверх. Лариса задаёт темп. Идёт медленно, иногда хочется поторопить, но подъём длинный, и к концу понимаешь, что именно с этой скоростью надо было идти, чтобы наверху не упасть на месте. В скалах редкие невысокие деревья с конусообразным стволом: толстым снизу и быстро сужающимся кверху. Резкое слепящее солнце заливает своим светом светлые камни, идём в тёмных очках. Рядом ошалело несётся вниз какой-то бешенный поток. То падает водопадом, то просто катится по наклонной горке. Хочется по ней проехать. Но, наверное, костей не соберёшь! В одном месте увидели группу рискнувшую прокатится. Оказывается, можно. Проехав, мужик изучает свои плавки. Похоже, они пострадали. Посмотрели на катающихся с завистью - нам бы так. Но нам некогда. Тревожно поглядываю на часы: не прошло ли заветных 50 минут, не время ли для десятиминутного привала? Остановка. Рюкзак долой, бегом к водопаду набрать воды. Может, ещё хватит времени разуться и окунуть ноги в студёную воду. Это здорово прибавляет сил. Добираемся до верха. Куда девался бурный поток? Еле заметно течёт спокойная прозрачная речка, а вот и озеро удивительной синевы, откуда всё и вытекает, а на склонах гор снежные пятна неожиданного розоватого оттенка. Да, высота. По пути была табличка - не жечь костры - значит выше трёх тысяч метров. На самой высоте открывается далёкий вид - горы и горы. Значит, ещё идти и идти. Какие-то мелкие куропатки живут на самом перевале Донохью. Снуют между камней на самой верхотуре.

Начинаем спуск. Серпантин петляет, скачем по камням. Лариса устремляется вниз, срезая петли серпантина. Иногда хочется её придержать, да где там!

Входим в высокий лес. Здесь не так достаёт солнце, встречаются кустики дикой красной смородины с острым кисло-сладким вкусом. Мимо пройти невозможно - задерживаемся попастись.

Вторая ночёвка, в конце долины Лайелл, перед подъёмом на перевал Донохью. В долине было довольно много разного народа, сказывалась близость кемпинга Туоломне Медоуз. Мы попытались уйти подальше, и в результате ночь нас застала прямо на дороге. На прошлой ночёвке, на озере Мерсед, был железный ящик для продуктов. Здесь его нет. Лариса изложила теорию о том, что самые людные места, вокруг которых кучкуются медведи, мы оставили позади. Может, я сейчас уже не точно помню все постулаты и выкладки, но следовал убедительный вывод, что сюда медведь не зайдёт. На всякий случай еду в мешках подвесили на деревья. Ночью к нам попытались прийти лошади. Они сопели и топали, и шумно форсировали речку. Мы их решительно прогнали и довольные собой продолжили спать. Но тут в лесу что-то шумно упало. Лариса закричала, что, мол, это медведь. Мы пошли проверять нашу подвешенную еду. Одного мешка не оказалось на месте. Стало быть, это действительно был медведь. Тогда мы разбили ночь на вахты по два часа. Толик достал свой специальный пронзительный свисток, который даже медведи уважают, и стали дежурить. Через час-два медведь пришёл за продолжением банкета, но был прогнан. Дежурить не очень весело. Сидишь сонный, беспомощный, завёрнутый в спальник. Нет ощущения, что ситуация под контролем. Во-первых, ничего не видно. А им-то наверняка тебя видно замечательно. Машешь туда-сюда фонариком. Почти ничего дополнительно не видишь, а только себя обнаруживаешь. Во-вторых, речка шумит, и ничего кроме этого не слышно. Хоть топай по лесу. По утру мы выяснили, что медведь унёс двадцать пять порций ужинов. Он нашёл, где верёвка от подвешенного мешка спускается вниз, и просто перебил её когтями.

Пришлось запланировать заход на четвёртый день в магазин на турбазе Редз Медоу. После этого большую часть ночей приходилось дежурить. Это не просто после тридцатикилометрового дневного перехода. Хорошо ещё, что ночи довольно длинные, на сон отводилось 10 часов. За вычетом двух оставалось вполне достаточно, чтобы выспаться. Правда, медведь после этого приходил всего один раз. Впрочем, Инна не считает, что это "всего". Потому что он пришёл в её дежурство. Было это на третью ночь, у озера Шэдоу. Очень живописное озеро, в уютной котловине. Место мы нашли изумительное, костёр развели побольше. Вот он, голубчик, прямо на костёр и вышел. Причём, на этот раз речка была далеко внизу, тишину ничто не нарушало. Медведь её тоже не нарушал. Просто в какой-то момент из-за валуна выдвинулась мохнатая морда, а за ней огромная туша. По крайней мере Инна утверждает, что огромная. Инна подскочила и тут же нарушила так старательно оберегаемую медведем тишину - завопила, засвистела в наш знаменитый свисток - главное оружие от медведей. Я спросонья тоже отчаянно заорал, стал вылезать из палатки путаясь в молниях. Когда вылез, уже всё кончилось. Медведь расстроился и ушёл. Только Инна ещё долго не могла прийти в себя. Толик в своё дежурство стал активно притопывать и постукивать палкой. Когда мы поинтересовались, в чём дело, он сказал, что думал, нам так спокойнее будет спать, если слышно, что дежурный не спит. Мы ответили, что так, конечно, спокойнее, только трудно уснуть. На этом, собственно, медвежьи истории кончаются. Больше медведи нам не попадались, о чём не жалеем. В одном месте на столбе видели послание от рейнджера, что, мол, в округе ходит особенно нахальный отважный медведь, не боящийся свистков. Но там был железный ящик, и всё обошлось.

Всё время сверялись с графиком - успеем или не успеем? Саша сначала планировал полуднёвку - в один из дней пройти только до обеда, а вторую половину дня посвятить отдыху. Чтобы компенсировать потерю, в какой-нибудь другой день надо было пройти 40 километров. Постепенно выяснилось, что при наших способностях пройти сорок километров просто нереально, так что полуднёвка сама собой отменилась. Одну из главных достопримечательностей тропы - "Чёртову поленницу" видели издалека, за рекой, решив даже не подходить - некогда. И вообще, ввиду дефицита времени многие красоты видели только мельком, как бы "в зеркале заднего вида". В получасе хотьбы от оживлённого Редз Медоу остановились пообедать и выянили, что вода в пробегавшем рядом ручье сильно минерализована. Вкуснющая, настоящий нарзан! Уж мы её пили-пили, и с собой все ёмкости набрали. Но похоже, кроме нас это абсолютно никому не интересно. Никакого паломничества.

Иногда удавалось искупаться в горных речках. А в высокогорье ночами подмораживало. Нам здорово повезло с погодой - ни разу не было ни дождя, ни снега. Народу на тропе немного, но всё же попадается. Вблизи кемпингов, турбаз и курортов (Туоломне Медоуз, Редз Медоу, Вермиллион, Уитни Портал) его заметно прибывает, много случайного, гуляющего. Но вдали от цивилизованных пунктов встречаются только настоящие туристы, обветренные, прокопчённые, иногда даже скорее не туристы, а бродяги. Как-то в обед к нам подсел бородатый, весь какой-то вылинявший дядька, путешествующий в одиночку (кстати, вполне распространённое явление). Кто он в обычной жизни? Может, профессор математики, а, может, автослесарь, этого не понять. Здесь он больше всего похож на странствующего философа, задумчивого, неторопливого, немногословного. Рюкзачишко у него был очень небольшой для такого дальнего похода, но, похоже, он давно привык обходиться только самым необходимым.

Очень долго нам не попадались мулы. Тропа расчитана на караваны мулов, часто попадаются кучки навоза разной степени свежести, но самих мулов увидели только на девятый, что ли, день. Идут смирно, длинным караваном, навьюченные большущими ящиками и мешками, а на двух мулах сидят сопровождающие - все в коже и заклёпках. Есть даже такой тип похода. Люди идут налегке, в рюкзачке несут только бутерброд, бутылку воды и что-нибудь на случай дождя, а за ними идут мулы и тащат для них всё остальное - палатки, спальники и прочее пиво.

Наши примусы были доставлены прямо с передового края науки и техники. Когда я впервые взял в руки эту маленькую вещицу, чувство благоговейного трепета перед достижениями прогресса охватило меня. А один опытный походник сказал: "Берите два". Это звучало оскорбительным недоверием к мудрым конструкторам, уделившим особенное внимание вопросам надёжности. Но мы взяли два. Вскоре один из примусов стал гореть всё слабее и слабее и, наконец, затих навсегда. Видимо, засорился газопроводный тракт. Мы отложили его и стали пользоваться вторым примусом. И вот однажды от него как полыхнёт огненной струёй куда-то в бок! Загадочным образом прохудился шланг. Это уже было серьёзно. Над походом нависла угроза. Без горячей еды и чая очень тоскливо. Решили попытаться починить, пусть даже это нас существенно задержит. И вот, устроившись на солнышке мы два часа сидели и починяли примусы. Победил Саша, он первый смог починить пробитый шланг, освободив его от металлической оплётки и замотав скотчем. И мы бросились вперёд нагонять упущенное время. Надо заметить, этот переход был одним из самых трудных - обычное время вечернеё остановки пришлось на начало затяжного подъёма перед озёрами Палисады, и до удобного места дошли уже почти в полной темноте измотанные как никогда. И вот когда мы, насупившиеся и притихшие сидели с кружкой чая и тихо жалели себя, Саша, чтобы прервать затянувшуюся паузу, задумчиво сказал: "Да, а завтра у нас будет трудный день..."

На перевале имени Джона Миюра стоит его же имени хижина - прочное каменное сооружение, готовое гостеприимно приютить путника в жестокую непогоду. Но современные начальники парка внесли коррективы в задумку простодушных строителей. Камин жечь запрещено (общее правило - не жечь дерево выше 3 тысяч метров), для пущей верности он просто заложен камнями. Висит строгая табличка, что на ночь оставаться не разрешается. То есть, если ты вечером в грозу мокрый и замёрзший добираешься до хижины, тебе тут же предлагается, не задерживаясь тащиться куда-нибудь дальше в непогодь и прочую круговерть. Мне это не понять.

На двенадцатый день дошли до горы Уитни - самой высокой (четыре с половиной километра) точки нашего маршрута, а за одно и всех Соединённых Штатов (исключая, конечно, Аляску с её МакКинли). Саша всё обещал, что откроется второе дыхание, и мы полетим, но вместо этого под конец у меня разболелись колени, и я стал подумывать, не пропустить ли восхождение на гору. Но видя, с каким трепетом Саша относится к горе, что, вроде, если на неё не взойти, то всё остальное и не считается, пришлось-таки взгромоздиться на Уитни. И, в общем, не зря. На горе встретилось много разного народа. Оказывается, это очень популярное мероприятие - восхождение на Уитни. Правда, без всего остального похода. Но, пожалуй, восхождение из Уитни Портала - тоже неслабое испытание. Подъём в почти два километра! И на него решаются совсем неподготовленные люди.

Ну вот и последний спуск. Можно было бы до темноты добраться до кемпинга, но Лариса уговорила повременить с выходом в пошлую цивилизацию и заночевать напоследок на удивительно уютном и живописном озере Лоун Пайн. Последний удивительный закат и тишайшая горная ночь.

А на утро мы, наконец, вышли на асфальт. Но что толку в асфальте, если нет машины? С трудом удалось по телефону заказать доставку до ближайшего посёлка. В посёлке мы впервые за две недели посетили душ. Душ располагался где-то в глубинах местной парикмахерской. Заглянув туда, мы оказались в настоящей американской глубинке, которой не увидишь из окна машины. Неторопливая, размеренная жизнь, где клиенты приходят не столько постричься, сколько поболтать. Всё плотно уставлено какими-то пыльными вещицами, во "внутренних покоях" сделана жалкая попытка устроить то ли спортзал, то ли клуб. Душевые кабинки, готовые развалиться. Это так трогательно! Но нам надо спешить, чтобы успеть на автобус, который бывает не каждый день А автобус доставил нас туда, где можно взять напрокат машину и стать, наконец, как все.

Иллюстрации к мероприятию см. http://www.belyi.org/photos0509/html_ru/index.html

Zh.