Invitations
About Our Club
Club Members
News
Weekly
Water
Mountain
Family
Subscribe
Reports
Photogallery
Memorial

А для тех кому больше нравится старый дизайн мы оставили все как было тут

Народная мудрость:
Костер - не роскошь, а средство ее достижения

Weekly

Следами Келмана на Mount Rainier

Келман – полумифический персонаж, которого (о котором) многие слышали, но мало кто видел своими глазами. По непотвержденным слухам, большую часть года обитает в MD-VA регионе. Одна интересная теория утверждает, что он был и на горе Рейнир в Каскадных горах. Её сторонники опираются на данные аэрофотосъемки , которые, тем не менее, вызывают много вопросов. Чтобы прояснить ситуацию, 26 мая 2007 года группа исследователей отправилась в Каскады. Ниже прилагается отчет об их поездке. К сожалению, некондиционированный горный воздух сильно повлиял на участников мероприятия, и вопросы келманологии уступили место восхождениям на вершины…

***

Стоим над верхним краем большой трещины. «Где следы?» – «Нету следов, пропали, куда идти? Назад больно круто» - «Х.З. Давай привалимся, подумаем». Разворачиваюсь, снимаю рюкзак, кладу на снег. Он начинает медленно ехать вниз. Неловкая попытка ухватить за лямку – мимо. Сбухтованная в рюкзак веревка постепенно разматывается, разматывается и заканчивается, дальше рюкзак едет сам. «У-у-у-у…» 1 . Рюкзак перелетает через трещину, проезжает до следующей, покрупнее и исчезает там. Молчание. «Ну что, теперь прямо вниз?» - «А что делать, поехали…»

***

Дело было на Райнире, группа спускалась по леднику Emmons на Camp Shurman, за день до этого поднявшись на вершину по Liberty Ridge. Маршрут оказался умеренной сложности, погода была просто идеальной. Путь был такой: после ночевки на Шурмане в 7 утра двинулись вниз по леднику Winthrop, обошли немногие трещины и через переход достигли набитой тропы с St.Elmo Pass. Еще через два перехода ступили на снег ледника Carbon. По нему тоже шла хорошая тропа, вдалеке было видно медленно идущую тройку клаймберов. По тропе да по тропе, обходя все возможные интересные места, к полудню мы подошли под основание Либерти Ридж. Мы – это Андрей Киселев, Женя Кувшинова и Дима Шаповалов. Размеренному и неторопливому обеду мешали только ледовые обвалы с Ptarmigan Ice Cliff, и небольшой, но назойливый камнепад собственно с Либерти Ридж. Во время обеда на всякий случай повесили короткую веревку перил через подтаявший, но прочный мост через бергшрунд. Насмотревшись на лавины, все так же по следам двинулись дальше. Через полтора часа догнали идущую впереди тройку. Шли они уж очень тяжело, и мы решили не загонять их (в борьбе за лучшее место для палатки у Thumb Rock) и сделали продолжительный привал. Камни почему-то не сыпались, но зато Ptarmigan Ice Cliff работал фултайм: облако пыли от очередной лавины закрыло весь Liberty Glacier и дошло до основания Либерти Ридж. Народ из Невады, который там находился, не знал куда бежать, но пока соображали – пыль уже успела осесть. Интересно, но эти обвалы в паре сотен метров от Ptarmigan Ridge совсем не ухудшают безопасность этого маршрута, зато делают его просто фантастически видовым.

К половине четвертого поднялись к Thumb Rock - традиционному месту стоянок перед восхождением. Ниже него на Либерти Ридж палатку поставить негде, выше – только на снежных полях под «бергшрундом» в трех веревках под Liberty Cap. Кроме уставшей тройки, на Thumb Rock находилось ещё две группы, все безопасные места были заняты, поэтому пришлось встать в стороне, на на заранее подготовленной снежной площадке. Тщательный assessment показал, что камни туда если и прилетают, то не чаще раза в день.

Чрезмерный вес рюкзаков не давал нам покоя все предыдушие дни. Руководитель не знал аппетита участников и решил подстраховаться, попросив составить 800г раскладку. Теперь же мы оставляем около 5 кг продуктов, решив взять наверх только 2 дня еды. Хорошая погода способствует этому решению.

Около 6-ти вечера, когда уже начало холодать, мы собирались ложиться спать. Вдруг все заорали и повыскакивали из палаток. Со скалы в сотне метров выше отвалилось несколько порядочных камней и покатилось к нам. Один прошел слева, другой свалился на кучу справа, остальное застряло в снегу на пути вниз. На случай повторного обстрела Киселев решил выкопать широкую камнеуловительную яму в пяти метрах выше по склону. Лопату одолжили у соседей по лагерю.

Проснулись в 2 часа ночи, быстро закипятили растопленную ещё вечером воду, в 3:45 связались и раньше всех выдвинулись на маршрут. Первый шел с парой ледорубов, остальные – с одним. Скальный массив выше лагеря обогнули слева. Думать не приходилось, все время шли по следам, иногда пересекая осыпные гряды. Через полтора часа встретили рассвет, тогда же нас обогнала быстрая связка. Твердый снег и отсутствие мест для привала позволяли двигаться без особых остановок.

Выше скал начались снежные поля. В одном месте, за мостом над трещиной, появилось желание постраховать через ледоруб. Это оправдалось: мост не выдержал, и Андрей провалился. Натянутая веревка оставила это в пределах обыденного. К девяти утра подошли к т.н. «бергшрунду» - участку 60-град. льда, под которым к концу лета, наверное, открывается трещина. Сейчас же там был гладкий снежный склон, переходящий в отличного качества лед. Женя была в ударе и продолжала идти первой. «Она лидировать хотела, я уступил ей, право дело…» 2

Самым главным было согнать Кувшинову вбок, чтобы не сыпала лёд прямо на людей. Далее она взяла инициативу в свои руки и быстро позакручивала все имеющиеся у нас ледобуры. К этому времени снизу подтянулся другой народ, все построились в ряд как на скальном стенде и начали мощно лезть вверх параллельными курсами, осыпая и своих, и соседей немерянными кучами льда. Это был самый опасный участок восхождения, приходилось постоянно крутиться на станции, уворачиваясь от кусков покрупнее.

После веревки льда склон становился снежным и выполаживался. Пока жумарил последний, Андрей с Женей вытягивали наверх её рюкзак. Еще 2 веревки перил, закрепленных на паре ледорубов – и мы на Liberty Cap.

Истинная вершина Райнира находилась неблизко: в двух часах хода и 200м набора высоты. Остановились на длительный привал, закипятить воды и набраться сил. Несмотря на отдых, вершина далась тяжело: при ходьбе пришлось считать шаги, да и отдыхали мы неприлично долго.

Зато наверху было здорово: можно было спуститься в подледниковые пещеры, видимость была «до канадской границы», а ветер – очень слабым. Решили спускаться на следующий день, установив палатку посреди большого снежного поля в кратере у вершины. Путь по Эммонсу представлялся очень знакомым, и мы были уверены, что спустимся в Камп Шурман за 2-3 часа. Успокоившись, легли спать.

***

За несколько дней до описанного восхождения мы пытались подняться на вершину по Emmons Glacier. Нас было 6 человек: трое с LR, а также Алекс Максимов (на фото справа), специалист по улучшению качества питьевой воды, Олег Приходько (на фото слева), профсоюзный деятель (оба из Сиэтла) и Антон Соловьев из Колорадо. С Антоном история была короткой: оказалось, что у него есть твердые убеждения по многим вопросам, в первую очередь по вопросам питания. Половину раскладки он есть не хотел, причем узнали об этом мы за 3 дня до выезда (хотя составляли её за месяц и при этом завхоз всех опрашивал). Ну что ж, «еда – дiло свиняче», т.е. мелочи, пусть питается своими павербарами и диамоксом, будет контрольной группой, с которой можно будет себя сравнивать. Сравнить не получилось, Антон не захотел идти на вершину с полтора литра воды на человека (как оказалось, мы потом и по литру-то не успели выпить), а собрался и ушел вниз, проигнорировав все просьбы подождать полдня, когда мы вернемсяв лагерь. К счастью, с ним ничего не случилось, в трещину не провалился, на скалах Steamboat Prow никуда не уехал. Безответственным гедонистам в горы лучше ходить соло (чтобы не ставить в трудное положение окружающих), а что пригодно для day hiking в Скалистых горах, на Райнире часто просто не применимо.

Приехав после обеда на White River Campground, за 3 часа успели подняться до Glacier Basin. Заночевали, а утром связались и стали к подниматься к Шурману. Хождение в связках – довольно утомительный вид деятельности, приходится все время подстраиваться под чужой темп. Зато если привыкнуть, то потом на неизвестном леднике исчезнет дополнительный повод для головной боли, не будет психологического барьера, ненужных размышлений на тему «а стоит ли связаться сейчас или может быть ещё немного пройти так».

Шурмана достигли к обеду. Там нас, а точнее “Диму из NJ”, с литровой бутылкой водки ждал главный рейнджер, автор отличного гайдбука и не менее замечательного блога 3 Mike Gauthier. Он очень обрадовался, что меня тоже зовут Дима, но пить мы решили после восхождения, сославшись на свою чрезмерную американизированность. Провели ледовые занятия и легли спать.

С вечера до утра дул ветер и палатку нещадно полоскало. Ей это ничем не грозило, но заснуть было невозможно. Большая часть ночи прошла в размышлениях. Главный вопрос был: «Стоит ли вылезти наружу к рюкзаку и найти затычки для ушей или все же можно заснуть без них?» и на периферии: «Можно ли после пятерки научиться руководить двойкой?». Небо было чистым, только над вершиной сидело непонятное облако. Либо его сдует, либо оно расширится на всю гору. К пяти утра все склонялось ко второму варианту. После рассвета, в шесть встал Киселев, и стало понятно, что мы проспали: облако сдуло, а люди уже вовсю топтали ледник Эммонс. Alarm! Полундра! И через полтора часа мы тоже начинаем подниматься по склонам Рейнира.

Идти было несложно, но через 4 часа на высоте 3750, боли в ноге у Олега стали такими сильными, что с этим надо было что-то делать. Старая строительная травма взяла инициативу в свои руки. Обезбаливающее не входило в варианты, надо было идти с Олегом вниз, в то время как остальные идут до вершины. Алекс шел хорошо, но тоже принял решение спускаться и вскоре для убедительности вывалил на снег всё питание за последние два дня. Евгении и Киселеву идти на вершину запретил руководитель, т.к. он считал, что гончих псов перед охотой надо держать впроголодь: пусть сохранят волю к победе для Либерти Ридж. За полтора часа спустились в лагерь, успев проскочить до наступления подлипа. Следующим утром втроем выдвинулись на Либерти Ридж, а Алекс с Олегом забрали все лишние вещи, спустились к машине и уехали в Сиэтл.

" сoincidentally, another russian party with a "dmitry" also showed up at schurman, but they admitted that they were not you... i would have shared the vodka, but they didn't summit, and i was holding it for you!... next time my friend."

***

wПотерянный рюкзак достали после трех дюльферов, в последнем из которых присутствовал 15-тиметровый спуск на дно трещины. Дюльферяли с пикетов, и в конце – с ледорубного самосброса. Кувшиновой по традиции пришлось спускаться первой, и после того, как она скрылась за перегибом, раздался страшный визг, который заставил нас немного понервничать. Гипотезы начинались от «она увидела мышь», до классической истории про «А и Б сидели на 3Б». Все оказалось намного проще: Женя ещё никогда не дюльферяла в трещину, да так чтобы полностью по воздуху, без контакта со стенами. После ей пришлось вылезти 5 метров на противоположный борт. Последующий спуск к Шурману был несложным, но очень выматывающим. Киселев шел медленно, через не могу, но все же заметно лучше, чем утром, потеря высоты постепенно помогала ему. В “Коридоре” всё так размокло, что мы с Женей умудрились найти пару нешироких трещин. В Шурмане были к трем, за час успели закипятить 8 литров воды и восстановить силы. Дальше всё было просто – обход Steamboat Prow по леднику, бег и глиссада по Inter Glacier, и к наступлению темноты выходим на парковку. Там был знакомый народ с Либерти Ридж, они хотели сделать доброе дело, и тут как раз подвернулись мы. Неблизкий путь до Enumclaw прошел незаметно, в разговорах о главном.

***

Экскурсия по городу совпала с жестоким послепоходным раздуплением. Я забыл вытащить из розетки зарядное с батарейками от камеры, а Олег сначала поехал за нами на мотоцикле, но на полпути сообразил и вернулся домой, чтобы пересесть на машину.

Сиэтл оказался просто замечательным городом. Величие “The Greatest City in America” (все знают - Baltimore) надолго отошло в глубокую тень. Олег долгое время работал строителем и приложил свою руку к возведению или реставрации практически всех значительных зданий в городе, начиная от Experience Music Project и University of Washington, до усадьбы Билла Гейтса и могилы Брюса Ли. Мосты, небоскребы, парки – но много было и неожиданного, как, например, встреча с вождем мирового пролетариата. Запечатлеть это многообразие всего-лишь с пятью оставшимися в фотоаппарате кадрами было практически невозможно, поэтому вместо бездумного щелканья мы напрямую в мозг впитывали опыт пятнадцатилетней жизни в Сиэтле. Раздупление прекратилось, и на короткое время удалось почувствовать себя свободным.

 
   

***

___________________

1 «Не пристрахован», – подумал Штирлиц

2 приписывается А.С.Пушкину

3 www.mountrainierclimbing.blogspot.com

 

 

Приложение

Человеческая психика имеет свойство уставать при трудных и изматывающих восхождениях. По возможности, её надо восстановить ещё до возвращения из далекого горного района, чтобы не пугать домашних своим неадекватным поведением. Размеренный шум морского прибоя успокаивает человека, сглаживает эмоции и переживания. Мы поехали в прибрежную часть Олимпик Парк. Четыре часа езды и несколько упаковок семечек усилили ожидаемый эффект. Уже на парковке все были спокойны и уравновешены, без возражений согласились нести выданный рейнджерами немаленький bear can и после недолгой прогулки по тропе через сумрачный дождевой лес вышли к берегу великого океана.

Там было ещё более печально: туман и время отлива. Иногда выплывали смутные контуры островов с елками. “Чур! Показалось…” Приходилось пробираться через завалы прибитой морем древесины, обходить туши мертвых тюленей, пинать старые рыбацкие буи. Никчемность и бесмысленность всего сущего была очевидной. Лишь щелканье затворов фотокамер и глупые вопросы “Тато, а на том берегу нашi?” не давали нам слиться с природой.

Несколько миль вдоль берега – и пора ставить лагерь. Костер и крепкий чай склоняют к долгим разговорам. “Старик, я слышал много раз, что ты меня в Атлантах спас… Зачем?”

Утром вода в море так и не появилась – опять отлив. Неожиданно быстро закончили трехмильный трек по берегу океана и снова углубились во всё так же мрачный и туманный лес.

По приходу на парковку Кувшинова радостно сняла с себя полномочия руководителя и проспала всю долгую дорогу домой. Все-таки, как ни крути, а непростое ведь это дело…

Текст и фото Дима Шаповалов.