A Mountaineering Trip to San Miguel Mountains, Colorado – July 2014

Горный поход в горы Сан Мигель

Июль 2014

Участники

Вершины на которые мы зашли

  1. Пик Вилсон (Wilson Peak), 14 017 футов / 4 272 м, по западному ребру
  2. Пик Глэдстон (Gladstone Peak), 13 913 футов / 4 241 м, по северному ребру
  3. Гора Вилсон (Mount Wilson), 14 246 футов / 4 342 м, по северо-западному ребру
  4. Пик Эл Денте (El Diente) 14 159 футов / 4 316  м, по южному склону

Большинство из нас в прошлом побывали в разных частях Скалистых гор Колорадо (и не только Скалистых гор), позтому найти неизведанный ранее район оказалось непросто. Моё внимание привлекли горы Сан Мигель (San Miguel), являющиеся частью гор Сан Хуан (San Juan), расположенных на юге Колорадо. В этих горах имеется компактная группа вершин, превышающих 14 000 футов, большинство из которых доступны из лагеря на озере Навахо (Navajo Lake), в связи с чем пешеходная часть маршрута сводится к минимуму. Поэтому когда я предложил участникам горы Сан Мигель все высказали интерес.

День 1, пятница 4 июля. Утром собрались в аэропорту Денвер, взяли напрокат две машины (маленький седан и мини-вэн) и поехали в горы. Сначала пересекли горы с востока на запад по I-70, потом повернули на юг по дороге 550 и 62. Уже поздно вечером, в темноте, удалось найти кемпинг со свободными местами.

День 2, суббота 5 июля. Продолжили путь по дороге 550, свернули на дорогу 62. Места здесь необыкновенно красивые, много мест для отдыха, часто встречаются люди на спортивных велосипедах. С южной стороны дороги – изумительные виды на гору Снеффелс (Mount Sneffels) (14 150 футов / 4 343 м). Далее повернули на юг, на дорогу 145, идущую серпантином по горным ущельям. Наконец последний поворот – на грунтовую дорогу Дантон (Denton Road), узкую и резко набирающую высоту, После выезда на плато свернули вправо на на короткое ответвление и выехали на стоянку у конца тропы Долины Килпакер (Kilpacker Basin Trail) (10 800 футов / 3292 м). Около 11 часов вышле по тропе, идущей в основном в сосновом лесу, наверх до слияния с тропой Озеро Навахо, по которой примерно к 4 вечера вышли к озеру Навахо (11 154 фута / 3 400 м). По пути попали под ливень и град. Поставили лагерь на нижнем берегу озера.

День 3, воскресенье 6 июля. Восхождение на пик Вилсон. Встали в 4 утра и примерно в 6 вышли по тропе, ведущей по северному склону реки Навахо и далее по правому берегу одноимённой реки. Олег остался в лагере, поскольку чувствовал необходимость в дополнительной акклиматизации. Далее тропа серпантином поднимается на седловину, расположенную на высоте 13 200 футов / 4 023 м между пиком Вилсон и вершиной 13 540 футов / 4 127 м. На пути к седловине обнаружили лагерь, одна из палаток в котором была окружена двумя рядами голого электрического провода, подсоединённого к батарее – очевидно для защиты от сурков. Поднявшись выше, увидели как сурок перепрыгивает через провод и залезает в палатку… Отдохнув на седловине, полезли справа под гребнем ведущим на восток. Далее гребень разветвляется: левый по ходу идёт на северо-восток на пик Вилсон, а правый на юг, в сторону пика Гладстон. Продолжили путь по левому гребню, местами левее. местами правее гребня, в сторону пика Вилсон. Саша А. дошёл до ложной вершины, расположенной в гребне немного ниже пика Вилсон, где остался ждать группу. Около полудня вышли на вершину. Спустились по пути подёма. Встретили обитателей лагеря, где была электрическая палатка; хозяин с гордостью показал нам дыру прогрызанную сурком в стенке палатки. Несмотря на дыру они были счастливы поскольку успешно сходили на гору Вилсон (цель №3 нашей экспедиции). Когда спустились с гребня (около 13 часов) погода испортилась и пошёл дождь. В лагерь вернулись после 15 часов. В целом маршрут был довольно длинный и обе части гребня (до перевала и после) включали довольно протяжённые секции лазания класса 3.

День 4, понедельник 7 июля. Восхождение на пик Глэдстон. Встали в 4 утра и в 6 вышли в верховья долины по вчерашнему пути. До подъёма тропы на перевал сошли с неё вправо и поднялись на гребень между пиком Глэдстон и горой Вилсон, лазание по классу 3. Отсюда Саша А. повернул вниз, поскольку шёл медлено и не хотел задерживать группу. Продолшили по гребню на юг, в сторону пика Глэдстон. В основном путь шёл слева (на восточной стороне) от гребня, и соответствовал классу 3. По мере приближнния к вершине погода портилась и пошёл снег и град. В какой-то момент, сидя под гребнем, мы почувствовали треск от касок на голове – сильное статическое электричество, и из-за опасности молнии решили повирнуть вниз. Однако вершина казалась близко! Несмотря на треск идущий от каски, я вылез на гребень и побежал по нему наверх. Через какие-то 20 метров был на вершине и немедленно побежал вниз к группе. Здесь я немного пожалел что мы не взяли верёвку и обвязки: путь, казавшийся таким простым на подъёме стал довольно сложным на скользких скалах. покрытых мокрым снегом. Очень медленно и осторожно мы спустились по гребню; спуск с гребня был намного легче. К 16 часам вернулись а лагерь.

День 5, вторник 8 июля. Сегодня день отдыха. Надеемся что к завтрашнему дню погода улучшится и дожди уйдут. С утра женщины занимались йогой. А потом все, кроме нас с Юликом, разбрелись вниз по долине, фотографируя пейзажи и цветы. А после полудня опять пошёл дождь – стало ясно что такой тип погоды установился надолго. Чтобы завершать восхождения до того как погода испортится, решаем начиная со следующей горы вставать в 1.30 ночи.

День 6, среда 9 июля. Сегодня у нас главная цель экспедиции – восхождение на гору Вилсон. Маршрут, по которому мы идём, относится к классу 4, то есть немного сложнее чем на другие вершины в нашей зкспедиции. Встали, как планировали, в 1.30 и вышли из лагеря в 3 по уже хорошо знакомой тропе, ведущей в верховья долины. Алёша м Саша А. остались в лагере. Перед тем как тропа резко поворачивает налево вверх на перевал, мы свернули с неё направо и нпчали подъём по курумнику, где нас застал рассвет, а затем скальному ребру над снежном полем, имеющим название Навахо Глетчер (Navajo Glacier). Когда достигли высоты немного ниже верхнего края снежника, повернули направо, постепенно набирая высоту и осторожно пересекая довольно крутые вертикальные снежники. К 8 часам по довольно простым скалам вышли на гребень в перемычке немного восточнее вершины. Здесь на вершину ведёт узкий гребень с почти отвесными сбросами с обеих сторон, который к тому же довольно резко набирает высоту. Женя, а затем Олег, вашли наверх с нижней страховкой и через некоторое время Олег был на вершине, где сделал станцию и закрепил верёвку. Через час все были на вершине. Спускались по пути подъёма и к 1 часу днябыли в лагере, не попав под дождь.

День 7, четверг 10 июля. Собрали лагерь, начали спуск по тропе Навахо, после чего перешли на тропу Килпакер, и через километр дошли до одходящей на северо-запад тропы, ведущей на северо-восток в бассейн Килпакер. С тропы открываются красивые виды на пик Эл Денте (El Diente Peak) (“Зуб” в переводе с испанского). Через километр подъёма поставили лагерь на площадке перед началом крутого подъёма в верхнюю часть долины. Место прекрасное: еловый лес на берегу реки, чуть выше водопад (меньше водопада в верхней части долины, который виден с тропы) и, в отличие от озера Навахо, нет запрета на костёр. Оставшуюся часть дня провели к костра.

День 8, пятница 11 июля. Восхождение на пик Эл Диенте. Встали в 1.30 ночи и в 3 вышли наверх по тропе. Тропа резко набирает высоту, справа по ходу остаётса огромный водопад, который мы видели с тропы накануне. Далее прошли около двух километров по более плоской части долины, после чего рассветало, и мы начали резкий подъём налево в сторону Эл Денте. Подъём представляет собой чередование скал класса 3 и снежных полей. Я вышел на гребень восточнее вершины и увидел что до вершины по нему не пройти. Немного ниже гребня прошли траверсом на запад, опять вышли на гребень, прошли ещё немного на запад по противоположной (северной) стороне гребня, опять вышли на гребень, и к 11 часам все 9 человек поднялись на вершину. Спустились в лагерь по пути подъёма. Оставшуюся часть дня провели у костра.

День 9, суббота 12 июля. Спустились к машинам и начали путь в сторону Денвера. По пути опять полюбовались красивыми видами горы Снеффилс, после чего заехали в очень живописный курортный (а в прошлом шахтёрский) городок Теллурид. Продолжили путь, погода испортилась, пошёл дождь, поэтому запланированный праздничный вечер в кемпинге с пивом у костра не удался. Заночевали в мотеле не доезжая пару часов до Денвера.

День 10, воскресенье 13 июля. Приехали в Денвер и разлетелись по домам.

 

Impressions

By Dasha Bukreyeva

“Your Russian isn’t very good.”

“Uhh… da.”

And so, that set off the theme for much of my trip in the San Juan Mountains in Colorado. And it’s true – my Russian is not much to be proud of as a native speaker. Trust me, I do know enough Russian to assure my mother that I’m not going to die on whatever adventure I set off on each weekend, and enough to assure my father that I’m not making the worst possible decisions for my career. I can explain what I’ve done and what I like. But when it comes to theatrical story-telling and banter and musings and an analysis of anything remotely philosophical, it all comes out half-witted.

This made for an interesting trip. And by interesting, I mean that I faced this paradox of feeling both near and distant to my roots. So near in the way that I was immersed in Russian language and song and mountaineering practices, and so far in the way that I could not communicate the fullest expression of myself in that setting. It’s the same kind of paradox you feel when you make it to the top of a peak: so close to the sky and to the elements that brought life to your thousands of generations, and yet so unheard in the grand scheme of the universe.

Many times, I did not contribute my full cache of experiences and reactions to conversations. I simply didn’t have the Russian vocabulary to do so, on one hand, and on the other hand I stubbornly refused to say it all in English (well, except to my brother, but we’ve got our own dynamic). Speaking in English to our group of Russians seemed… tarnishing. Foreign, simply put. I wanted to hear as much Russian as possible, to learn mountaineering vocabulary and poetic nature-inspired sentiments in the cultural context that I was born into. To soak it all in and then get the chance to use it myself.

Would speaking in English distance me, positioning me as an outsider more privy to being spoken to in English as well, or would I have gained more meaningful interaction by expressing all that I wanted to?

I don’t know the answer, but mountaineering is a meditative experience that allowed me to be okay with not knowing. Living a week breathing in clear mountain air, feeling the sun hit my cheeks, touching rocks and wood and flowers with my hands, spending nine- to twelve-hour days completely in tune with my body’s movements to ascend and descend a peak: this was a unity with the Mother Nature that sustains everything I love on this planet, and with the “self” that Mother Nature had gifted me. In the mountains is when the lines had begun blurring between what I thought were my own – my joys, my struggles, the hot air evaporating off my body, and the skin cells I shed off half a world away from where I was born – and what I had considered the rest of the world’s.

It didn’t matter anymore whether I was “Russian enough” to be fully immersed in this experience. What did matter is that I’m a human on this big planet of mountains to climb, and that other humans are climbing their own mountains as well. We all birth and die from the same roots as those mountains, so no cultural barrier can prevent us from being on the same journey.

Александр Букреев / Alexander Bukreyev email: abukreyev1@gmail.com

Фото Александра и Даши Букреевых.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>