Аргентина 2004 – Акт второй

Акт второй :: Акт первый – tut http://poxod.com/weekly/114/114.html

Либретто

Оставшись в одиночестве, главный герой мечется по незнакомой стране в поисках душевного равновесия, и обретя оное, возвращается домой.

У меня была неделя, и прожить ее нужно было так, чтобы не было…

Пожалуй, Мендоса – один из немногих городов мира с миллионным населением, в котором можно проснуться в семь утра, в среднем темпе умыться, позавтракать, вызвать такси, доехать до аэропорта и успеть на рейс в половине девятого. Аэропорт в Мендосе очень уютный, народ – и в очередях, и в форме – дружелюбный, общительный и спокойный. Всю дорогу до Буэнос Айреса любовался небом, раскрашенным в цвета национального аргентинского флага и совершенно плоской землей, порезанной на аккуратные разноцветные кусочки.

Буэнос Айрес. Или, как его здесь называют, Capital Federal, чтобы отличать от одноименной провинции. Сейчас здесь живет около четверти населения страны, что совсем неплохо для населенного пункта, население которого было полностью истреблено индейцами вскоре после высадки в начале XVI века (испанцы тогда бросили этот негостеприимный берег и уплыли в Парагвай, где местное население отнеслось к ним гораздо терпимее).

Много людей – много машин, которые производят немалое количество окиси углерода (особенно автобусы и большегрузные грузовики), которая не способствует чистоте городского воздуха. Конечно, это не Москва, и тем более не Кито, но и далеко не Ванкувер. Вопреки страшилкам, которые рассказывают о местном уличном движении, все оказалось не так уж плохо. То есть, разметка и скоростной режим соблюдается далеко не всегда, но общий настрой участников движения вполне позитивен, особой агрессии я не заметил. Конечно, клювом щелкать тут противопоказано, но если уж очень надо – пропустят, уступят, притормозят. Весьма оживляют движение многочисленные мотоциклы, мопеды и мотороллеры. Такси ловятся “на раз” и недороги, на них я перемещался, когда лень было топать до метро, поздно вечером и рано утром.
Метро в городе построено аж в 1913 году и очень напоминает парижское, только почище. Люблю, когда транспортным системам дают имена: в Москве – Метро, в Нью-Йорке – Subway, в Лондоне – Tube, в Сингапуре – MRT (хм, китайцы просто сократили MaЯs Rapid Transit), в Ванкувере – SkyTrain, в Буэнос Айресе – Subte. В ожидании поезда можно потаращиться на экран телевизора, где между рекламными роликами показывают… правильно, футбол и танго. Это к вопросу о целевых аудиториях: в cингапурском метро, например, между рекламой показывали видеоклипы Бритни Спирс и ее клонов.

В метро народ в основном почитывает: документацию (как вам девушка, зачитывающаяся описанием химического процесса ферментации вина?), учебники, однажды даже видел… отксеренные рукописные лекции! Совсем как на моем курсе: пара отличников пишет, остальные ксерят. Декабрь здесь – начало лета, у ребят, очевидно, сессия. И вообще очень читающий народ – такой концентрации книжных магазинов, как в центре этого города, я не видел нигде. В магазинах достаточно людно, я пару раз стоял в очереди в кассу. Набор книг напоминает тот, что можно наблюдать в Северной Америке. Разумется, огромный выбор латиноамериканской художественной литературы. И характерная деталь: в любом крупном книжном магазине можно найти не менее трех биографий Че Гевары. Пришлось провести небольшое исследование и купить ту, что была написана наименее сухим языком.
Большинство книжных магазинов находятся на пешеходной улице Florida – эдакий торговый центр длиной в километр под открытым небом. Если вам надо менять деньги, то лучше всего это делать здесь. Пару раз я менял в обменных пунктах, один раз – за углом у каких-то кустарей. Все нормально. Если вам надо быстро накупить сувениров, то вам тоже сюда. Кроме магазинов, здесь можно увидеть уличных артистов, которые могут вас развлечь многими забавными штуками: пантомимой, акробатикой на каменных плитах, игрой на классической гитаре, и конечно же, танго.

Пожалуй, танго собирает наибольшее количество зрителей. Особенно когда кавалер в перерыве объявляет, что у него есть двенадцатилетний сын, который тоже танцует, и перед публикой появляется уменьшенная копия танцора-отца: костюм, шляпа, исполненный достоинства взгляд. А когда включают музыку, и мальчик уверенно ведет папашину партнершу, которая на две головы выше него, то тут уж публика просто рыдает от умиления. А иногда еще дяденька с дяденькой танцуют…

В этих же краях имеет смысл ходить в ресторацию: немного западнее Florida на мелких улочках (скажем, Tucuman) можно найти много приятных заведений средней ценовой категории. А на улочках типа Suipacha имеет смысл обедать, туда к обеду подтягиваются весьма колоритные джентльмены лет пятидесяти, которые за стаканом минеральной воды обсуждают новости. А на последней странице меню – реклама магазина, специализирующегося на продаже мужских туфель для танго. Вот пара снимков этого района (да, при мне там действительно шли дожди, иногда с грозой, иногда часа на три)

А я жил в местечке поспокойнее – Палермо. Приятный район,колониальная архитектура: трех- и пятиэтажные дома, решетки и жалюзи на окнах, высокие потолки, на первом этаже мелкие лавочки, от жилого входа резко вверх идет лестница в апартаменты. По утрам по лестнице спускается хозяин или хозяйка, моет лестницу, потом берет шланг и поливает свой участок тротуара.
Ну и конечно, в городе есть деловой центр, здесь он называется La City.
И конечно же, я не мог пройти мимо, не сфотографировав вот это зданьице.
Кстати, следы деятельности моего бывшего работодателя попадались на каждом шагу. То в метро парнишка с характерным пропуском и в характерной рубашке (как выяснилось, он в компании всего два месяца и очень радуется по этому поводу), то кафе имени сами видите чего, то коммуникационные сервисы MS CRM.
А еще в Буэнос Айресе находится самая широкая улица в мире (говорят). Это вид на улицу имени 9 июля (день независимости, 1816 год) с местного Майдана Незалежности. Именно по этой улице ходили ночью толпы радостных болельщиков, когда местная Boca Juniors (клуб Марадоны) выиграла Южноамериканский кубок у боливийского Bolivаr’а. К сожалению, я этого парада не видел, бо смотрел матч на большом экране на улице города Mar del Plata, о котором речь позже.

Туристские справочники почему-то советуют посетить местное Ваганьково – кладбище Recoleta, где лежит самопровозглашенная знать Аргентины. Туда я заглянул уже перед самым отлетом и ничего особенного там не нашел. Похоже, это кладбище еще ждет своего Акунина, который включил бы его в свой цикл “Кладбищенских историй”. Самое интересное, что я там видел, был мальчик лет шестнадцати, которы плакал на плече у своего родителя перед склепом семьи Дуарте. Я и до этого подозревал, что подавляющее большинство населения испытывает благоговейный трепет при имени Эвы Перон (в девичестве Дуарте), но чтоб до такой степени… Впрочем, может быть это были дальние родственники этой дамы, чья роль в истории страны весьма неоднозначна. Кстати сам район Recoleta – очень даже ничего: дорогие квартирки и множество парков, где собачьи няньки гуляют с собачками владельцев этих самых квартир. У одного такого прогульщика было десятка полтора-два поводков. А когда он показал мне связку ключей от домов и квартир, весившую килограмма три, то мне стало совсем его жалко.

А вот местный музей изобразительных искусств (Museo de Bellas Artes), находящийся в непосредственной близости от кладбища, посетить, безусловно, стоит. Весьма богатая по меркам южного полушария коллекция импрессионистов плюс история местной школы живописи (ходишь по залам, смотришь местных мастеров XIX века и читаешь сопроводиловку на стене).

Сравнительно недалеко от музея (минут пятнадцать на такси) – весьма популярное место для любителей потрястись под музыку в марихуанном облаке: www.pacha-ba.com. Ди-джеи были без особой фантазии, но молодежь зажигала до пяти утра как минимум. Сверхдорогой алкоголь (похоже, в стране большая пошлина на импорт крепких напитков). Много малолеток.

С культурой тут вообще все в порядке. Иду как-то по площади 25 мая (революция 1810 года, завершение испанского господства), смотрю: много полиции. Подхожу к женщине в форме, спрашиваю, чего это их сюда пригнали. Дословно ее ответ перевожу так: “Учителя устраивают театральное представление”. Думаю, ага, забастовка. И здесь делают обрезание образованию. Оказалось, учителя действительно протестуют, но довольно своеобразно: они поставили любительский спектакль, посвященный подрастающему поколению, которое мы теряем. К сожалению, на спектакль я опоздал, так что смог наблюдать лишь сворачивание декораций.
Буквально через несколько минут, на углу Diagonal и Florida вижу банду, исполняющую рэп социального содержания. Стихи – фиг с ними, а вот мимо такого баса я не мог пройти спокойно.

Народ вообще весьма политизирован, очень напоминает начало девяностых в России. Об этом можно судить хотя бы по многочисленным надписям на стенах и заборах.

Меня несколько раз спрашивали, опасно ли там ходить по улицам. Отвечаю: понятия не имею. В Буэнос Айресе сразу не советуют ходить вечером в Боку (район около стадиона Boca Juniors), а по себе знаю, что после девяти вечера на Florida (да-да, той самой оживленной Флориде) совсем не так, как днем, да и железнодорожный вокзал – не самое спокойное место. Но в целом все весьма прилично, и за свой кошелек переживать совсем не пришлось. Может, мало ходил.

Половину дня по совету прохожего я провел в окрестностях местечка El Tigre, что в пятидесяти минутах езды на электричке (очень даже приличная электричка) к северо-западу от столицы. Здесь начинается дельта Параны – огромный лабиринт наносных зеленых островов в мутных водах большой реки. На островках – дачи разной степени ветхости и дороговизны. У каждого участка – свой причал. На каждом третьем причале – табличка “сдается” или “продается”.

Дорог там нет, поэтому добираться до дачи с холодильником приходится на лодке: А еще можно заниматься грузовыми перевозками на старенькой лодке с названием “Там видно будет” или “Это мы еще посмотрим”.

Культур-мультур, музеи, танцульки – это все хорошо, но в декабре все-таки хотелось моря. А в Буэнос Айресе не очень-то и поплаваешь. Потому пришлось ехать на несколь дней на четыреста километров южнее.

Mar del Plata – что-то вроде местной Ялты. Культурная жизнь на лето перемещается сюда: даже в театрах премьеры, да с какими очередями! А я, как дурак, был один и без штанов, так что поход в театр не состоялся. В городе много недвижимости на продажу. Под троицей Сервантес – Дон Кихот – Санчо Панса надпись: “вечный идеал в борьбе за лучший мир”.

Симпатичные фотографии города можно посмотреть вот тут. Вся жизнь сосредоточена на местном Арбате – San Martin, и на 25 de Julio (да, названия улиц в разных городах одни и те же: Ленина, 3 улица Стоителей дом 12…). При мне море было не очень чистым (наверное, не повезло с днями), песок на пляже так себе. Зато вечером шумно и весело. Ночевал я там в хостеле, который по совместительству еще и студенческое общежитие, так что спать удавалось мало: до трех-четырех утра разброд и шатание или посиделки с гитарой, в шесть-семь утра я бежал на автобус, чтобы еще поездить по окрестностям. В автобусах и отсыпался.

Кстати, об автобусах. Пожалуй, самое эффективное средство передвижения на среднедальние расстояния. Недорого: билет на 300-400 км стоит порядка 40 песо. В стране действует около сотни автобусных компаний с парком от пяти до ста машин, так что конкуренция держит бизнес в тонусе. Билеты покупаются прямо перед отходом автобуса, что дает возмозжность импровизировать. Уровень комфорта – высокий, сиденья больше самолетных, а места для ног примерно как в бизнес-классе. Даже кормят бутербродами. Когда я ездил из столицы в Mar del Plata и обратно, крутили видео, причем даже меняли пластинку. А вот кассету за окном не меняли: триста километров пампы. Плоская, как стол, равнина, ранчо, коровки, лошадки. Изредка попадаются мелкие деревушки. В общем, мечта степняка, а сам-то я больше лесной человек.

Из Mar del Plata съездил на денек полежать на хорошем песочке и покупаться в чистой водичке в городок Miramar, это километров сто южнее. Город запомнился отличными пустыми пляжами, пустыми улицами и огромным количеством объявлениий о сдачие и продаже недвижимости. Это место для семейного отдыха: подъем в семь, поход на пляж с полотенцем и набором для матэ (трава, сахар, кружка, трубка и термос с кипятком), обед, сиеста, второй забег на пляж с полотенцем и набором для матэ, помывка, ужин, утирание носов детям и укладывание их спать, променад по единственной в городе улице, приспособленной для прогулок, мазание обговревших спин сметаной, отбой. Эдак выйдешь в обеденное врем на улицу, что на втором фото, посмотришь на небо без облаков, на горячий асфальт, на море без признаков жизни, на аборигенов, неспешно переползающих их тени в тень, на собак, распластавшихся на каменном полу, послушаешь звенящую тишину, изредка нарушаемую ленивым шуршанием шин, полистаешь интернет и подумаешь: ё-ё-ё… И пойдешь к какому-нибудь телефону звонить в какую-нибудь Германию или Россию – узнать хоть какие-то новости от живых людей.

Потом был Pinamar – это несколько севернее Mar del Plata. По-своему уникальное место. До середины пятидесятых годов XX века здесь были голые дюны, пригодные лишь разве что для катания на квадроциклах. Но группа деловых товарищей и архитекторов насадила тут сосенок, а когде те чуток подросли и закрепили почву, настроили в сосенках небольших домиков. Дорог между домиками прокладывать не стали – жители перемещаются в основном на квадроциклах (видел маму с дитем на четырехколесном коне, навьюченном сумками из супермаркета).

Народец тут побогаче, это вам не демократичные Mar del Plata и не Miramar. Из разгововров с аборигенам выяснилось, что местное население, занятое исключительно в сфере обслуживания, составляет 3-5 тысяч человек, тогда как город способен принять до ста тысяч приезжих единовременно. Фото здесь или здесь.
После Пинамара я посчитал свой отдых завершенным и оставшиеся часы шлялся по столице и кормил рыбок в японском садике. Садик так себе, еще раз я убедился, что лучший японский садик в западном полушарии – в Портланде, так говорят сами японцы. Рыбки хватали корм так, как будто они тоже две недели топтали горы с рюкзаком. А я просто коротал время до самолета в Торонто, где мне предстояло резать салат оливье в тазик под звукоряд из “Иронии судьбы” и работать Дедом Морозом.

Вот.

Выводы

Я абсолютно не умею фотографировать незнакомых людей на улице. Мне неловко. Хотя мне кажется, что я умею выделять интересные типажи и сюжеты, и я уверен, что мои записки были бы гораздо интереснее, если бы в них появились живые лица аборигенов. Надо работать над собой.

Аргентинцы говорят на очень красивом кастильском, с характерным растяжением ударного слога (как это делают итальянцы), и очень милым произношение почти мягкого “ж” вместо “ll” (и поэтому некоторые слова слегка напоминают португальский).

Теперь я понял, почему в Латинской Америке аргентинцев считают высокомерными. Они (аргентинцы) имеют на это право. Это:
– страна с весьма образованым населением; несколько уличных собеседников поразили своей эрудированностью и начитанностью;
– страна со своей непростой, но красивой историей и с богатыми культурными традициями;
– страна, в которой живут открытые спокойные люди, любящие танго и футбол, море и горы и умеющие радоваться жизни.

Русских тут в целом любят (очевидно, они нас еще не пробовали в больших дозах). А вот усиленно махать американским паспортом я бы тут не советовал: лучше к вам относиться не станут.

В Северной Америке нет нормальной говядины. Точка. Не-ту. Или просто мне не попадалось за почти пять лет. То, что продается в американских и канадских магазинах и подается в ресторанах – это не мясо.

В Аргентине не делают хорошего пива. Ну и фиг с ним. Зато здесь очень неплохое вино, которого надо бы побольше экспортировать.

Аргентина по-прежнему открыта для эмигрантов, но я бы подумал, прежде чем сюда перебираться. Если у вас уже есть достаточно средств, и остаток жизни вы хотите провести среди культурных, не обремененных излишком веса и тараканов в голове людей, то вам сюда. Если вы собираетесь тут работать наравне со всеми, то приготовьтесь к трудностям. Минимальная зарплата здесь что-то около 450 песо, из них 80 уйдет на налоги, мед страховку и прочую социалку (из разговоров с аборигенами). Среднее и частично высшее образование бесплатное, медицина почти вся бесплатная. Хай-тек индустрия здесь сами понимаете в каком состоянии: лучше чем в Эквадоре, но заметно хуже чем в Европе, не говоря о штатах. Безработица составляет 14.8% (октябрь 2004). По пути в Торонто познакомился с русской семьей, прожившей в Аргентине 7 лет и получившей там гражданство. Но с дипломом инженера авиации там делать нечего, поэтом ребята переехали в Канаду.

Хочу еще. Надеюсь в следующий раз маршрут будет примерно такой:
– Патагония, пара недель, восхождение или просто пошататься;
– огненная земля, несколько дней, поглядеть на край земли;
– окрестности Барилоче, несколько дней, покататься на велосипеде с палаточкой по местным озерам;
– факультативно: водопады на севере страны;
– несколько дней в столице.
А, может, по дороге в Антаркиду…

В общем, я сюда вернусь.

Сергей Сорокин, январь 2005
Несколько фото бессовестно сперто из интернета.

http://www.showdep.com/photo/climbing/2004-11-Aconcagua/act2/index.html

About admin

Wебмастер сайта

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>